Палаты бояр Романовых
Хмелита – музей-заповедник А.С. Грибоедова
Музей В.А. Тропинина и московских художников его времени
Государственный музей-заповедник П.И. Чайковского
Музей-усадьба Л.Н. Толстого в Хамовниках
Хмелита – музей-заповедник А.С. Грибоедова
Репетилов
Владимир Рецептер
Играя роль Чацкого, самой неудобной для себя я находил сцену с Репетиловым. Я, Чацкий, решаю уезжать, велю, «чтобы скорее подавали» ту самую карету, и вот из-за какого-то пустяка — кучера «нигде, вишь, не найдут», приходится выслушивать излияния чуждого и лишнего в этот момент, назойливого болтуна Репетилова.
Женщина-президент
Елена Съянова
«…Перед вами картина жизни беспокойной и бурной…» – так пишет в своих воспоминаниях Екатерина Дашкова, первая женщина-президент Российской Академии наук и художеств. Кто вы, Екатерина Дашкова?
Итальянский капельмейстер по прозвищу «Русский»
Елена Съянова
Русским композиторам не везло – они не были популярны. При поверхностном взгляде на историю музыкальной культуры может показаться, что до Глинки композиторов в России и не было. Даже Пушкин как-то в салонном разговоре о музыке признался, что считал многие музыкальные произведения «древними напевами»… или «сочинениями Бортнянского, а отнюдь не иных авторов».
Рачитель земли русской
Елена Съянова
А кому ж «копаться»?! Кто в России знания и средства на то имеет?! И кто живет тем, сколько того навоза в землю будет заложено и сколько она оттого добра родит?! – возмутился этот человек и задумал жить наперекор. Но это будет позднее. А в начале своего пути Андрей Тимофеевич Болотов ничем от других не отличался.
Николай Новиков
Елена Съянова
«Скажите мне, да были ли в России науки и художества, коими все просвещенные народы славятся? Были ли великие полководцы, министры, политики…, во всех частях наук, художеств и просвещения были ли великие люди?!..» Человек, с горечью бросивший этот упрек современниками, был Николай Иванович Новиков (1744–1818) – российский просветитель, писатель-полемист, сатирик и книгоиздатель. Его жизнь и труд, слитые воедино, заложили основы профессии, которая целиком зависит от чести и совести ее носителя – журналистики.
Иван Шувалов
Елена Съянова
Скромность — приятное качество: оно привлекает к человеку сердца его современников. Но оно же и чрезвычайно осложняет для потомков изучение личности того, кто при жизни деликатно отступал в тень и чьи деяния подписаны другими именами. Для историка же скромник — сущее мучение.
Таинственный XVIII век
М. Белявский
Кажется, откуда бы взяться каким-то тайнам! Но тайны и загадки встречаются в XVIII веке буквально на каждом шагу. Порой даже кажется, что дойди до нас меньше документов и число загадок сразу бы уменьшилось.
Читальная зала для лиц без разбора
Елена Съянова
Библиотека была великолепна. Просторная зала, светлая, в меру теплая, но с хорошей вентиляцией, устланная мягкими коврами, поглощающими звук шагов, обставленная множеством столов и столиков, стульев и кресел, где можно было расположиться по собственному вкусу или удобству. А главное – книги… книги, от обилия которых голова могла пойти кругом.
«Научен от церковников читать и писать»
Александр Самарин
Детское чтение в России XVIII столетия.
Двенадцать месяцев
Николай Волков-Муромцев
Все мы помним земной рай, описанный Гончаровым в «Обломове». Природа Центральной России, ее «старых губерний», не свирепа и не яростна, она человечна. Казалось бы, после русских классиков сказать о нашей природе новое слово уже невозможно. Но это удалось, уже в эмиграции, Николаю Волкову-Муромцеву (1902–1995). В книге «Юность. От Вязьмы до Феодосии» (Paris, YMCA-Press, 1983) он описывает «годовой круг» в родной ему Хмелите, и эта глава, «Двенадцать месяцев», ничуть не теряется рядом с текстами Гончарова, Тургенева, Аксакова, Бунина, Пришвина.
Хмелита
Елена Генерозова
Музей – в первую очередь хранилище. Собрание вещей и предметов. Усадьба – это так или иначе место для жизни. Но место, как правило, обширное – с жилыми и хозяйственными помещениями, флигели-гроты, амбары, летние театры, оранжереи, домики для птиц, церкви и парк – непременно парк, романтический английский или регулярный французский, по вкусу хозяев. С XVII по XX век усадеб построено тысячи, но лишь немногие дошли до нас в первозданном виде.
Судьба Хмелиты
Игорь Харичев
Навряд ли подвижники загодя знают о своем предназначении. В какой-то момент своей жизни берутся они за дело, которое оказывается для них главным, которое заполняет большую часть отпущенного им времени. И которое непременно необходимо людям, стране, даже если до поры люди и страна об этом не подозревают. Так судьба человека соединяется с судьбой нового научного направления или передового промышленного производства. Или нового слова в искусстве. Или архитектурного наследия. Например, старой усадьбы в Смоленской области.

Контакты: email: zn-sila@ropnet.ru тел.: 8 499 235-89-35

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ
ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г.
выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2016 год